Паленый бетон

Вверх на один уровень

Сегодня выгодно производить некачественный бетон: спрос высок, покупатели обращают внимание в основном на цену, контроля качества продукции почти нет.

С первого января 2007 года государство перестало контролировать качество произведенного бетона, понадеявшись на сознательность участников рынка: остались ГОСТы и добровольная сертификация продукции. При этом закон о саморегулировании , в соответствии с которым ассоциации производителей могли бы сертифицировать продукцию, хоть и принят, однако не действует. В создавшейся ситуации преимущество получили поставщики не всегда качественных, зато дешевых стройматериалов.
По словам Юрия Еремина, руководителя отдела сертификации Центра качества строительства, у производителей на выходе довольно много брака, но строители покупают любой бетон. "Поскольку у нас периодически бывает дефицит, строители опасаются, что если они начнут возмущаться, производители потом вообще никакого бетона не дадут", - поясняет он. Кроме того, все стараются купить бетон подешевле. В ситуации, когда главное - получить товар и по цене как можно более низкой, на качество мало кто обращает внимание. В результате производители нередко вольно или невольно обманывают строителей, а строители, в свою очередь, - покупателей жилья.

Цепочка виноватых

В конце прошлого года ассоциация предприятий железобетонных изделий "А Бетон" обнародовала результаты проверок, проведенных на нескольких стройплощадках города. На эти проверки производители бетона и строители согласились добровольно и даже оплатили работу экспертов. По словам президента "А Бетон" Владимира Филиппова, было проведено более 300 проверок на более чем 40 объектах крупных застройщиков. Результат - 21% брака. На некоторых площадках половина проверок дала отрицательный результат.

Получить на заводе некачественный бетон просто. "В составе бетона примерно 70% - щебень и песок. Чем они дешевле, тем хуже качество", - рассказывает Филиппов. Например, щебень может быть радиоактивным. Естественно, такой щебень продается дешевле. Его можно использовать в дорожном строительстве, однако для жилищного он не годится. Песок тоже бывает разного качества. Например, есть песок с примесью глины. Его используют в дорожном строительстве. Но для изготовления бетона он совсем непригоден: глина нейтрализует цемент.

Важная составляющая бетона - цемент. "Если закладывать в продукцию меньше цемента, экономия огромна", - говорит Филиппов. По его словам, некоторые производители именно так и поступают.
Много нареканий получают мини-заводы, выпускающие бетон. "На мини-заводах часто нет своих лабораторий, а в независимые лаборатории производители не обращаются, - говорит вице-президент стратегического бизнес-направления "Бетон" Группы компаний СЗНК Андрей Простов. - Затраты получаются меньше, поэтому и цена ниже. Может быть, и сырье не слишком качественное". О своей продукции мини-заводы нередко заявляют объявлениями на столбах, где предлагают бетон по смешной цене. Их клиентами оказываются не только частные лица, но и строительные компании. Тем не менее председатель Комитета по строительству Роман Филимонов полагает, что "вина мини-заводов небольшая: они нестационарные, недавно установлены". По его мнению, со временем эти предприятия будут выпускать качественный бетон. Комитет по строительству заказал ассоциации "А Бетон" проверки на бюджетных объектах. Роман Филимонов утверждает: больших отклонений от нормы не обнаружено. "В целом качество бетона на заводах удовлетворительное", - заявил он.

По словам координатора проектов ООО "Генподрядная компания "СТЭП"" Герта Йоханнсона, вряд ли добровольная сертификация как-то отразится на качестве или стоимости бетона: гораздо большее значение имеют иные факторы. "Есть три способа изготовления бетона: продукция стационарного завода, мобильного завода и ручной бетономешалки, - поясняет он. - Ценовые характеристики продукции первого типа находятся в прямой зависимости от состава материалов. Бетон с мобильных заводов вряд ли обходится дешевле произведенного на стационарном предприятии. Ценовые показатели здесь складываются из стоимости или аренды оборудования, транспортировки исходных материалов и трудозатрат при производстве и хранении. Мобильные заводы позволяют значительно сократить временные затраты при транспортировке бетона на строительную площадку. Если мы говорим про обычные бетономешалки, то это попросту дачный вариант. Ни в коем случае нельзя им пользоваться при строительстве крупных зданий. Стоимость кубометра будет в районе 4,5 тыс. рублей, а качество не проверить".

Но в браке виноваты не только производители. По словам Владимира Филиппова, прочностные свойства бетона (то есть использование определенной марки) должны быть заложены в проекте. Раньше проектировщики закладывали "лишнюю" прочность - "про запас". Сегодня этого не делают в целях экономии. Но даже такие заниженные требования к прочности бетона могут не выполняться: строители используют продукцию низких марок. Таким образом, резюмирует Филиппов, поставщик заранее везет на площадку не очень качественный бетон. Бывает, используется продукция разного качества: частично - нужной марки, частично - другой, менее качественной. При этом, утверждает Владимир Филиппов, подрядчик, как правило, хорошо понимает, что, используя бетон низкого качества, нарушает технологию. Но все равно покупает дешевый. А заказчик может об этом не знать, особенно если в этой роли выступает инвестор, не связанный со строительным бизнесом.

Нередко в браке виноваты строители, которые нарушают технологии при возведении объектов. Причем речь не идет о генеральном директоре подрядной компании, "экономия" может происходить на уровне прораба или субподрядчика, которые продают часть бетона "налево" прямо со стройплощадки или с завода. Разбавив остатки водой, из полученного раствора строители льют стену. Вода применяется и для выравнивания поверхностей, вместо того чтобы разравнивать бетон. Действия такого рода - прямые нарушения технологий.

 

Что мы с этого будем иметь?

Последствия заливки некачественного бетона непредсказуемы. По словам Владимира Филиппова, они обнаруживаются не сразу. Например, трещины редко появляются до сдачи дома в эксплуатацию. Но срок службы стен из некачественного материала, а следовательно всего здания, будет короче. Кроме того, дом неравномерно проседает. "Важна также эксплуатация здания, - подчеркивает Филиппов. - Ни одна катастрофа не произошла по какой-то единственной причине".

По словам Андрея Простова, определить на глаз качество бетона может лишь опытный прораб и только в случае явного нарушения - по пластичности, вязкости. Структурные нарушения, которые появляются из-за неправильных технологий, на глазок не видны. Контрольный тест - время, за которое бетон застывает, или, как говорят строители, "схватывается". "Если после заливки стены, - рассказывает Простов, - выяснилось, что туда попал некачественный бетон, снимается последний слой".

Специалисты Группы СЗНК попробовали подсчитать, сколько можно сэкономить на строительстве, применяя некачественный бетон. Средняя цена кубометра бетона - 4,5 тыс. рублей. Производители, которые демпингуют, продают его на 1-1,5 тыс. рублей дешевле. При этом крупные застройщики покупают бетон по оптовым ценам, которые, конечно, ниже, чем отпускные для мелких компаний. То есть расходы на приобретение бетона у крупных фирм могут оказаться даже меньше, чем у небольших компаний.

Экономия получается довольно сомнительная: если все монолитное здание построено из "паленого" бетона, она составляет 15-20% (только на бетоне). Доля всех стройматериалов, включая бетон, металл, кирпич и т.д., достигает 50-60% в структуре себестоимости строительства. При этом очевидно, что целиком из некачественного бетона ни одна строительная компания дом возводить не станет.

 

Контрольный ГОСТ 

"Если с паленой водкой борется государство, то с некачественным бетоном - никто, кроме общественных организаций", - говорит Владимир Филиппов.

Служба государственного строительного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга (ГАСН) выписала в 2005-м и 2006 годах по 20 штрафов, а в 2007-м - четыре. На этом функции государственного контроля заканчиваются. По словам Филиппова, ГАСН "проверяет только бумаги". Роман Филимонов возражает: "Готовую стену можно проверить ультразвуком и другими современными методами. Если акт скрытых проверок дает отрицательный результат, проводится дополнительная проверка на прочность. Если и после этого результаты отрицательные, конструкция подлежит разборке. Здание в эксплуатацию не принимается".

Если строители предварительно не провели входной контроль стройматериалов, то, по словам Сергея Коноплева, ведущего специалиста отдела надзора за исполнением законодательства в строительстве ГАСН, их заставляют заказывать экспертизу уже готовых стен. "Входной контроль у строителей хромает", - резюмирует он.

По мнению Филимонова, ни один заказчик не заинтересован в плохом качестве постройки. Даже если он ничего не понимает в строительстве, всегда есть авторский надзор. За последние десять лет, утверждает Филимонов, в Петербурге не было ни одного случая, чтобы здание не приняли в эксплуатацию.

По словам Юрия Еремина, ГОСТы на бетонные смеси никто не отменял - заводы обязаны проводить лабораторные испытания своей продукции. Сюда входит ежедневная проверка прочностных характеристик. Вязкость, влагостойкость, морозоустойчивость бетона должны проверяться раз в полгода. Инспекторские проверки Центр качества строительства проводит по договору раз в год. Но если на продукцию поступает рекламация, проводится внеплановая инспекция.

Экономия, таким образом, получается странная. Стоимость одной проверки "А Бетон" оценил в 6-7 тыс. рублей. "Экспертиза стоит копейки. Мелочь по сравнению с объемами выпуска бетона", - уверяет Еремин. Однако, по его словам, в Центр качества строительства обращаются всего пять-шесть фирм, выпускающих бетон. "Они боятся: предполагают, что мы найдем нарушения", - говорит Еремин. Между тем в Петербурге всего шесть аккредитованных лабораторий, которые имеют право выдавать сертификаты качества продукции. Впрочем, у крупных предприятий, как правило, есть собственная лаборатория.
По мнению Юрия Еремина, сертифицировать производство могли бы саморегулируемые организации (СРОО). Конечно, если бы действовал Закон о СРОО и организация получала бы аккредитацию Госстроя. "Когда что-то случается, все сразу спрашивают: как государство это допустило?", - замечает Роман Филимонов. Теперь, когда государственный контроль снят, производители и строители должны следить за качеством самостоятельно, однако этого не происходит. "Добросовестные производители просят вернуть государственный надзор", - утверждает Сергей Коноплев.

Один за всех

 "Контроль зависит от того, насколько далеко идут планы производителя бетона, присутствующего на рынке", - полагает Андрей Простов. В условиях, когда весь контроль состоит из добровольной сертификации, качество остается на совести производителя. "Нельзя сказать, что сейчас повальный беспредел, но когда был контроль, наказывали, а теперь - нет", - говорит Простов.

Однако формальный виновник - строительная компания. Именно она, по Закону о защите прав дольщиков, несет ответственность перед конечным потребителем и дает гарантию качества на пять лет. По словам Сергея Коноплева, на строителях лежит ответственность (административная) за применение некачественных материалов, что закреплено законодательно.

В каждом отдельном случае можно найти виновных. На разных этапах это и производители, и застройщики, и подрядчики. К когорте виновных можно также причислить потребителя - покупателя квартиры в готовом доме. "Потребители должны контролировать все", - полагает Андрей Простов.

По словам Юрия Еремина, в некоторых странах действует обязательная сертификация. И вводилась она по запросам потребителей. В Москве для бюджетных объектов вопрос качества решен с помощью административного ресурса: правительство требует сертификаты от Мосстройсертификации, если компания участвует в тендере. Но коммерческое строительство в Москве, как и в Петербурге, бесконтрольно.

Многие рассчитывают на саморегулирование, которое, впрочем, неизвестно когда и наступит. "СРОО - новая ступень. Только бы не возникло перекосов на начальном этапе", - надеется Филимонов. "СРОО - лучший механизм. Отсев недобросовестных производителей пойдет обязательно", - уверен он. Вот только до сих пор неясно, когда заработает закон, принятый в конце 2007 года.                          

Елена Зубова